7cf3d36c

Мавр Янка - Амок



Янка Мавр
Амок
Роман в двух частях
из времен восстания на Яве в 1926 году
На этих широко известных произведениях старейшего детского писателя
Белоруссии воспитывалось не одно поколение юных читателей. Но и роман
"Амок", и повесть "В стране райской птицы" не утратили своей злободневности
и в наше время. Рассказывая о борьбе народов за освобождение от ига
колониализма, эти произведения и сегодня звучат, как никогда, современно.
Часть первая
КОМУ ПРИКЛЮЧЕНИЯ - КОМУ БОРЬБА
I. ТАМ, ГДЕ КОГДА-ТО РОКОТАЛ КРАКАТАУ
В Зондском проливе. - Кракатау. -
Нападение на военный корабль. -
Кто кого: машина или ветер? - Храбрый мичман. -
Черные и белые. - Корабль захвачен. - Суд.
Небольшой голландский военный корабль "Саардам" приближался с юга к
Зондскому проливу. С левой стороны - Суматра, с правой - Ява постепенно
приближались все больше и больше, как бы намереваясь совершенно загородить
проход.
- Убрать паруса! Больше пара! - приказал капитан.
"Саардам" вмещал две тысячи тонн груза и мог идти как с помощью ветра;
так и под парами. В открытом море судно пользовалось парусами, но теперь, в
узком проливе, где ветер каждую минуту менял направление, они только мешали.
А ближе к вечеру и вообще наступил штиль.
- Значит, завтра утром будем в Батавии [Батавия - прежнее название
Джакарты, нынешней столицы Индонезии], - сказал лейтенант Брэнд. - Осталось
всего двести миль.
- Да, но узким проливом идти в ночное время не очень приятно, -
нахмурился капитан.
- Ничего! - весело ответил Брэнд. - Мы, можно сказать, уже дома, дорогу
знаем. Верно, старик? - обратился он к боцману Гузу, который, стоя рядом,
сосал свою неразлучную трубку.
Боцман вынул трубку изо рта, сплюнул в море:
- Завяжите мне глаза, - проворчал он, - и я все равно проведу вас в
Батавию.
Честно говоря, и сам капитан знал, что никакой опасности быть не может.
Сказал же он это лишь по привычке, как и полагается ответственному хозяину,
который обязан предусмотреть все.
"Саардам" вез в Батавию оружие: сотню пулеметов, тысяч тридцать
винтовок да соответствующее количество других военных припасов. Четыре
орудия и шестьдесят человек команды были у него на борту на случай
нападения. Однако об опасности не думало даже само начальство: ну кто мог
угрожать государственному военному кораблю в море? Не те ли вон несчастные
подневольные рыбаки, в утлых своих челнах снующие неподалеку? Подобная мысль
и в голову никому не могла прийти в начале 1926 года.
Половина команды судна состояла из туземцев, набранных с разных
островов и вымуштрованных не хуже, чем голландцы. Тут были парни с Суматры,
с Борнео, с Целебеса, но большинство - с острова Ява. Одетые в военную
форму, они не очень отличались от белых; разве только тем, что цвет кожи был
у них более желтым или темным.
Среди команды выделялся балиец (с острова Бали, на восток от Явы)
Салул, высокий худой малаец с вдумчивыми выразительными глазами. Лет десять
назад он случайно попал на постоянную работу в военно-морские мастерские в
Сурабайе, где стал позднее квалифицированным слесарем. На "Саардаме" Салул и
занимался своим делом: как хороший хозяин, ходил по кораблю, все
разглядывал, трогал, - там пристукнет, там подправит. Начальству, конечно,
такая старательность нравилась, и оно было довольно.
Тем временем "Саардам" миновал несколько обнаженных вершин, среди
которых особенно выделялась та, у которой одна сторона была как бы отсечена
сверху донизу. Посредине горы осталось углубление, словно здесь когда-то
н



Назад