7cf3d36c

Майринк Густав - Белый Доминиканец



ГУСТАВ МАЙРИНК
БЕЛЫЙ ДОМИНИКАНЕЦ
ВСТУПЛЕНИЕ
Что означает фраза: «Господин Х или господин Y написал роман»? Это очень просто: «Следуя собственной фантазии, он описал никогда не существовавших людей, наделил их фиктивными переживаниями и поступками и связал между собой их судьбы.» – Приблизительно так или почти так гласит расхожее мнение.
Всякий уверен, что он знает, что такое фантазия, но мало кто догадывается, какую чудесную силу таит в себе это человеческое свойство.
И что можно сказать, когда, например, рука, кажущаяся та– ким покорным инструментом мозга, вдруг напрочь отказывается выводить имя главного героя романа и вместо него упорно пишет другое?
Не следует ли в этом случае остановиться и спросить себя, я ли это творю на самом деле или воображение – это не более чем магический аппарат, подобной тому, что в технике называют антенной?
Случается, что ночью, во сне, люди встают и дописывают то, что не успели закончить в течение дня, утомленные дневными заботами. Иногда именно ночью находится наилучшее решение проблемы, в состоянии бодрствования казавшейся неразрешимой.
Чаще всего, это объясняют тем, что здесь на помощь приходит дремлющее обычно подсознание. Случись подобное в монастыре, сказали бы: «Богородица помогла».
Кто знает, может быть, подсознание и Богородица – это одно и то же?
Нет, конечно же, Богородица – это не только подсознание, но подсознание со своей стороны – это действительно то, что порождает Бога.
В предлагаемом читателю романе роль главного героя играет некий Христофор Таубеншлаг.
Пока что мне не удалось выяснить, существовал ли он на самом деле, но я твердо убежден, что он не является только плодом моего воображения. Я должен заявить об этом сразу, не боясь того, что многие упрекнут меня в стремлении казаться оригинальным.
Нет необходимости подробно описывать, как создавалась эта книга: достаточно лишь нескольких слов.
Пусть меня извинят, за те несколько слов, которые я собираюсь сказать о себе самом, так как, к сожалению, мне не удастся этого избежать.
Сюжет романа в своих основных чертах сложился у меня в голове задолго до того, как я начал его записывать. И только позднее, перечитывая написанное, я внезапно заметил, что в текст, совершенно помимо моей воли, вкралось имя Таубеншлаг.

Кроме того фразы, которые я намеревался нанести на бумагу, под моим пером сами собой менялись, и получалось нечто совсем иное, нежели то, что я хотел сказать. Так началась война между мной и невидимым Христофором Таубеншлагом, в которой он в конце концов одержал победу.
Я хотел описать один маленький городок, который живет в моей памяти, но получилась совсем иная картина – картина, которая сегодня стоит перед моими глазами еще отчетливее, чем пережитое мною в действительности.
В конце концов, мне ничего не оставалось делать, как подчиниться влиянию того, кто называл себя Христофор Таубеншлаг, отдаться его воле, одолжить ему, так сказать, для письма мою руку и вычеркнуть из книги все, что является плодом моих собственных замыслов.
Предположим, что этот Христофор Таубеншлаг – некая невидимая сущность, способная какимто таинственным образом вли– ять на людей, находящихся в полном сознании, и подчинять их своей воле. Однако возникает вопрос, почему для описания истории своей жизни и пути своей духовной эволюции, он решил использовать именно меня?
Быть может, из тщеславия? Или чтобы из этого все же получился роман? Пусть каждый ответит на это сам.

Мое же собственное мнение я оставлю при себе. Быть может, мой случай не



Назад