7cf3d36c

Майклз Ферн - Красная Лента



ФЕРН МАЙКЛЗ
КРАСНАЯ ЛЕНТА
Даже во сне Морган Эймс знала, что спит и что, когда проснется, подушка будет мокрой от слез. Она вскрикнула — Кейт собирался надеть кольцо ей на палец — и проснулась. Сон заканчивался всегда одинаково. Мо протянула руку и взяла с тумбочки часы. Было четыре часа утра.

Она вытерла слезы и улыбнулась. Сегодня был тот самый день — день Рождества, когда Кейт наденет ей на палец кольцо, и они назначат день свадьбы. Это великое событие должно было произойти перед рождественской елкой в доме ее родителей.

Она и Кейт будут стоять точно так же, как и два года назад, и точно в такой же час. Их роман продолжался.
Мо соскочила с кровати, накинула желтенький халатик, натянула толстые шерстяные носки. Потом, пританцовывая, влетела в миниатюрную кухню приготовить чай.
Канун Рождества был ее самым любимым временем года. Много лет назад, когда она была еще девочкой, ее родители переносили рождественский ужин и раздачу подарков на канун Рождества, чтобы подольше поспать в рождественское утро. Они с гостями распевали рождественские гимны, а потом пили обжигающий эггног1.
Мо поставила чайник. В ожидании чая она приготовила себе тост. Ее руки дрожали, когда она намазывала масло и джем на хлебец. Чайник засвистел.

От волнения Мо пролила воду на стол, когда наливала чай в чашку. Через шестнадцать часов она увидит Кейта. Наконец-то! Два года назад он подвел ее к рождественской елке. Он очень волновался, а она — еще больше, ведь Кейт должен был сказать ей об обручальном кольце.

Этого ждали все — она сама, ее родители, друзья. Кейт взял ее за руки и сказал:
— Мо, ты должна понять меня. Ты не сделала ничего, чтобы я... В общем, я хочу сказать, что мне нужно время.

Я не готов сейчас к браку. Мне кажется, нам обоим нужно приобрести побольше жизненного опыта. У нас хорошая работа, а я только что получил повышение. Я буду работать в офисе. Это дает огромные возможности, но мне придется подолгу задерживаться на работе.

Я хочу купить квартиру в городе. Я предлагаю... взять отпуск друг от друга. Думаю, двух лет вполне хватит.

Мне будет тридцать, а тебе двадцать девять. Мы станем более зрелыми, более готовыми к этому важному шагу...
Горячий чай обжег ей язык. Она вскрикнула. В тот вечер она тоже вскрикнула. Ей хотелось показать себя искушенной, пресыщенной, уверенной в себе женщиной, сказать: «О'кей, ну конечно, это не важно», — но вместо этого она спросила, что означает его предложение.

Значит ли это, что он намерен встречаться с другими женщинами?
Его ответ не успокоил ее, и она тогда зарыдала. Он говорил вещи вроде:
— Все будет хорошо... два года — небольшой срок... возможно, мы не предназначены друг для друга... это нужно проверить... мне тоже будет тяжело... я знаю, что это неожиданно... я не хотел... я собирался позвонить... Вот что я предлагаю.

Ровно через два года мы встретимся здесь, под елкой. Договорились, Мо?
Она кивнула с несчастным видом. Тогда он добавил: — Послушай, я должен ехать. Мой босс устраивает вечеринку в своем доме в Принстоне.

Нехорошо, если я опоздаю. Рождественские вечеринки — хорошая возможность завести полезные связи. Вот у меня тут для тебя подарок.
И ушел. Она даже не успела сказать, что под елкой лежит куча подарков для него.
Это было самое плохое Рождество в ее жизни. И самый плохой Новый год. Следующие Рождество и Новый год были такими же плохими.

Родители смотрели на нее с сожалением, а потом с раздражением. На прошлой неделе они позвали ее и сказали:
— Тебе надо устраивать свою жизнь, Морган. Ты



Назад