7cf3d36c

Май Карл - По Дикому Курдистану



КАРЛ МАЙ
ПО ДИКОМУ КУРДИСТАНУ
Глава 1
СМЕРТЬ СВЯТОГО
Навестив вождя курдовбадинан, мы возвращались. На вершине холма, последнего на нашем пути, откуда вся долина поклонников дьявола1 полностью предстала перед нами, мы заметили вблизи дома, принадлежащего бею, огромную кучу хвороста.

Езиды усердно набрасывали сверху все новые и новые ветки. Пир Камек стоял тут же и время от времени швырял в кучу кусочки горной смолы.
– Это его жертвенный костер, – сказал Алибей.
– Что же он принесет в жертву?
– Я не знаю.
– Может быть, какоенибудь животное?
– Только язычники сжигают животных.
– Тогда это, может быть, фрукты?
– Езиды не сжигают ни зверей, ни фруктов. Пир не сказал мне, что именно он сожжет, но он великий святой, и все, что бы он ни сделал, не будет грехом.
Хотя с противоположного холма все еще были слышны ружейные салюты подходящих паломников, а в долине попрежнему раздавались ответные выстрелы езидов, я уже заметил, когда мы спустились, что вряд ли эта долина сможет вместить большее число людей. Мы оставили своих лошадей и отправились к гробнице.

Около дороги к ней располагался фонтан, обрамленный каменными плитами. На одной из них сидел Мир Шейххан и беседовал с несколькими паломниками, которые как своими позами, так и почтительным отдалением от Мира явно выражали благоговейное к нему отношение.
– Этот фонтан священен, и только Мир, я и священники могут сидеть на этих камнях. Поэтому не гневайся, если придется постоять! – сказал мне Али.
Мы приблизились, хан подал рядом стоящим знак, и они подвинулись, чтобы дать нам пройти. Он приподнялся, прошел несколько шагов навстречу нам и протянул руки.
– Со счастливым возвращением! Занимайте место по мою правую и левую руку.
Он указал бею на место слева, так что мне оставалось лишь одно. Я уселся на священные камни и при этом не встретил ни у кого из присутствующих ни малейшего неодобрения.
Как же сильно отличалось их поведение от встречающегося обычно у мусульман!
– Ты говорил с вождем? – спросил хан.
– Да. Все в полнейшем порядке. Ты уже чтонибудь сообщил паломникам?
– Нет.
– Тогда пора собирать людей. Отдавай приказ!
Алибей поднялся и ушел.
Когда я беседовал с ханом, среди паломников стало заметно оживленное движение. Женщины и дети оставались на своих местах, мужчины же, напротив, строились вдоль ручья, а вожди отдельных племен, кланов и поселений образовали около Алибея круг, и он сообщил им о намерениях мутасаррыфа2 Мосула. При этом царили такое спокойствие и порядок, как на европейском военном параде, в противоположность той шумной неразберихе, которую обычно мы привыкли встречать в армиях восточных стран.
Спустя некоторое время, после того как вожди оповестили своих людей о приказах бея, собрание организованно разошлось и каждый отправился на то же самое место, которое он до этого занимал.
Алибей возвратился к нам.
– Что ты им приказал? – спросил хан.
Алибей вытянул вперед руку, указав на группу людей, человек примерно в двадцать, поднимающуюся той же тропою, которой мы недавно спускались.
– Смотри, это айранские воины Хаджи Джо и Шурахана, которые очень хорошо знают эту местность. Они идут навстречу туркам и предупредят нас об их приближении. На направлении к Баадри у меня тоже стоят посты, и поэтому практически невозможно застать нас врасплох.

До наступления ночи осталось еще три часа, этого хватит, чтобы отправить все ненужное в долину Идиз. Мужчины сейчас отправятся, Селек покажет им дорогу.
– Они возвратятся к началу священнодействия?
– Да, б



Назад