7cf3d36c

Мадер Юлиус - Сокровища 'черного Ордена'



Юлиус Мадер
СОКРОВИЩА "ЧЕРНОГО ОРДЕНА"
Документальный рассказ
Сокр. пер. с нем. Д. Гутермана и Г. Рудого
Немецкий публицист Юлиус Мадер - автор хорошо известных советскому
читателю книг "По следам человека со шрамами", "Тайна Хантсвилла".
В своей новой работе Мадер рассказывает о том, как накануне краха
третьего рейха главари эсэсовского "черного ордена" и их служба
безопасности (СД) начали систематически переправлять за границу - в Южную
Амеоику, Испанию, Швецию, Швейцарию и некоторые другие страны-
драгоценности, золото, валюту, ценные бумаги, рассчитывая создать
финансовую базу для возрождения фашизма. Автор показывает основные
источники, из которых стекались сокровища "черного ордена", называет имена
тех, кто ныне использует эти сокровища для финансирования неофашистов в
Западной Германии и в других капиталистических странах.
ПЛАНЫ "ЧЕРНОГО ОРДЕНА"
ДОРОГА ВЕДЕТ В "МЕЗОН РУЖ"
Стрелка спидометра колебалась около цифры 90. Мотор большого черного
"мерседеса" равномерно гудел.
Шоферу было приказано прибыть в Страсбург не позднее десяти утра.
Сознание этого помогало ему бороться с усталостью. Прошлой ночью так и не
удалось выспаться. Затемно прибыл из Вены в Мюнхен и едва успел заняться
засорившимся карбюратором, как английские самолеты загнали его в
бомбоубежище. И вот опять впереди дорога, к тому же с таким нетерпеливым
пассажиром.
На заднем сиденье машины с газетой в руках развалился статс-секретарь
Эберхард фон Ягвиц, руководитель пятого главного управления имперского
министерства экономики. Со скучающим видом он просматривал свежий номер
"Фёлькишер беобахтер".
На первой странице выделялся напечатанный крупным шрифтом заголовок:
"Осуждены народом.
8 участников преступления 20 июля постигла заслуженная кара". Затем
следовали приговор суда по делу восьми офицеров вермахта, пытавшихся
совершить покушение на Гитлера, и сообщение о том, что "все осужденные
повешены через два часа после объявления им приговора".
Фон Ягвиц удовлетворенно кивнул. Он не испытывал ни капли сострадания к
офицерам, которые могли поднять руку на его фюрера. Гораздо больше
интересовала фон Ягвица очередная сводка верховного командования вермахта,
в которой сообщалось об упорнейших боях в Нормандии и отражении
наступления советских войск в районе Барановичей.
И хотя тон сводки был оптимистическим, факты заставляли тревожиться.
Армии участников антигитлеровской коалиции неумолимо приближались к
имперским границам. Следующий крупный заголовок возвещал: "Будущее
принадлежит германскому секретному оружию. 14 тысяч человек ежечасно
покидают Лондон". А рядом мелким шрифтом было напечатано, что накануне
англо-американская авиаци снова усиленно бомбардировала Кельн.
Фон Ягвиц быстро пробежал официальное сообщение о новом сокращении
рациона продовольстви для населения, в частности о замене сливочного
,масла маргарином и прекращении выдачи порошка какао на детские жировые
карточки. Однако все это мало волновало статс-секретаря.
Складывая газету, он обратил внимание на ряд извещений, заключенных в
черные рамки с изображением "Железного креста" над текстом: "Д-р Отто
Кауфман погиб во время воздушного налета на Киль". "Сестры Ротраут и Герда
Шпеман убиты при бомбардировке Штутгарта". "Смертью героя пал в бою в
Атлантическом океане лейтенант флота Гейнц Бонац". "Не вернулся из ночного
воздушного боя капитан люфтваффе Эрих Штендер". Далее сообщалось о гибели
"на Востоке лейтенанта запаса, начальника отдела в имперском министе



Назад