7cf3d36c

Лэрд Дж - Погибший Мир (Ричард Блейд, Странствие 17)



Дж. Лэрд
ПОГИБШИЙ МИР
* странствие семнадцатое *
Июнь - август 1976 по времени Земли
ГЛАВА 1
Вокруг буйствовала зелень.
Казалось, она властно вторгается даже в небеса, ибо солнечный свет,
профильтрованный сквозь мириады гигантских листьев, тоже приобретал оттенок
светлого хризолита, гармонирующего с сочной изумрудной зеленью древесных
крон и большими нежно-салатными цветами, усеивавшими лианы.
Этот зеленый мир однако не выглядел монотонным и однообразным. Если
прищурить глаза, растительность тут же сливалась в узорчатый рисунок
малахитовой пластины: где-то темный, почти черный тон, местами -
победительно-яркий, сияющий глянцевыми отблесками, или матовый, приглушенный
едва заметным оттенком бордового. Тем не менее, зеленое доминировало везде;
зелеными были листья, цветы и плоды, стебли бесчисленных вьющихся растений и
стволы огромных деревьев, покрытые мхом, папоротником и зарослями эпифитов.
Пожалуй, лишь смуглобронзовый цвет человеческого тела звучал диссонансом в
этой зеленой симфонии, но человек был таким крошечным, таким непостижимо
незаметным среди застывшего водоворота древесных крон и солнечных лучей, что
казался мошкой, потонувшей в безбрежности луговых трав. Так оно, по сути
дела, и было.
Блейд не знал, как долго вокруг него клубились зеленые сполохи; первые
минуты в чуждом мире - в любом из миров, которые он посетил, - всегда
оставляли впечатление зыбкой нереальности. Сейчас он был слеп и глух, и
чудовищно протяженное зеленое пространство без верха и низа поглотило его,
засосало, словно комара. Он не ощущал ничего, даже собственного тела; ни
тепла, ни холода, ни страдания, ни приятной расслабленности покоя.
И вдруг все вернулось - возвратилось вместе с прострелившей виски
болью. Внезапно странник осознал, что лежит на спине, глядя в зеленый
матовый потолок, нависший на расстоянии протянутой руки. Он попытался
перевернуться, но сразу замер, почувствовав, как упругая поверхность ложа
дрогнула под ним. Это движение, слабое и почти инстинктивное, вернуло его к
реальности; потолок словно прыгнул вверх, превратившись в заостренный с
одного конца овал, испещренный прожилками, зеленый туман рассеялся, мягкое
тепло обволокло нагое тело, пряный свежий аромат коснулся ноздрей. Блейд
скосил глаза налево, потом - направо, и медленно, осторожно, перевернулся
на живот.
Зеленый мир? Лес? Значит, он снова попал в Иглстаз?
Нет. Этот лес был иным, более могучим и величественным. Лес гигантов,
взметнувшихся к небесам на сотни футов!
Блейд понял, что лежит на листе. Исполинском, чудовищном листе, толстом
и упругом, будто спортивный мат! И второй лист, такой же огромный, нависал
сверху, прожилки в нем казались витыми канатами.
Опора была надежной. Не менее надежной, чем скалы, песок и земля,
голая, заснеженная или поросшая травой, куда он приземлялся в начале своих
предыдущих странствий. На миг перед ним мелькнул высокий утес на побережье
Меотиды, услужливо подставивший ему каменную макушку; как и сейчас, он
очутился в пяти шагах от пропасти, но все же на чем-то твердом и устойчивом.
Иногда Блейд задумывался над тем, может ли компьютер Лейтона забросить его
прямо в воздух и каковы будут последствия такого переноса; ему совсем не
улыбалось материализоваться в сотне футов над вершинами деревьев или
россыпью каменных глыб. Этого, однако, не происходило. Каждый раз он
оказывался на поверхности, способной выдержать его вес, пока беспомощное
тело не адаптируется к условиям нового мира. Так случалось ш



Назад