7cf3d36c

Лэрд Дж - Небеса Таргала (Ричард Блейд - Странствие 26)



Дж.Лэрд
Небеса Таргала
СТРАНСТВИЕ ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ
Сентябрь - октябрь 1982 по времени Земли
Дж. Лэрд, оригинальный русский текст
Глава 1
Лорд Лейтон умирал.
Маленький, высохший, он скорчился на больничной койке, похожий сейчас
на рахитичного ребенка - только постариковски сморщенного, с седыми
волосами и узловатыми пальцами, напоминавшими крабью клешню. Глаза его,
однако, все еще горели неукротимым огнем.
- Ну? Пришли полюбоваться на меня? - его светлость обвел взглядом
Блейда, Дж. и Хейджа, замерших у его койки. Не дождавшись ответа, он
усмехнулся, едва шевельнув бескровными губами: - Что, хорош?
Блейд опустил голову, уставившись в угол. Великий Бог, что делает
старость с людьми! В свои сорок семь он был почти вдвое моложе Лейтона, но
страх на мгновение сжал его сердце. Не ужас перед неизбежным концом, нет! Он
слишком часто видел чужую смерть - да и свою тоже, - чтобы устрашиться
холодных объятий костлявой. Старость, немощная бессильная старость, вот что
его пугало! Лейтон, почти лишившись плоти, сохранил разум... А что случится
с ним, с Ричардом Блейдом, в девяносто лет? Пусть он превратится в скелет,
обтянутый кожей, в мешок с хрупкими костями - лишь бы не деградировал мозг!
Впрочем, Блейд понимал, что у него на это мало шансов: слишком часто
компьютер копался под его черепом, безжалостно перетряхивая все, до чего
могли дотянуться его электронные щупальца.
- Дорогой мой, - Дж. присел на табурет рядом с кроватью и накрыл
своей рукой ладонь Лейтона, - дорогой мой, я хочу сказать, что всегда ценил
вашу дружбу. Случалось, мы спорили, расходились во мнениях... но это такие
мелочи! Я всегда гордился тем, что раз в неделю могу пожать руку самому
великому ученому Британии... Вы были для меня...
Лейтон снова усмехнулся.
- Я еще тут, Дж., я еще тут! И надеюсь, что хотя бы пару ближайших
дней проведу на нашей грешной земле. Не все мои дела завершены...
В который раз Блейд поразился силе духа этого старика. В юности тело
его изуродовал полиомиелит; он прожил жизнь калекой, он таскал горб,
временами испытывая мучительные боли, но разум побеждал немощную плоть.
Сейчас старый Лейтон казался ему не только гением - героем, чей подвиг
выживания растянулся на долгие десятилетия.
Блейд отступил к двери, нашарил там стул и опустился на жесткое
сиденье. Хейдж о чем-то толковал с умирающим стариком, низко согнувшись над
ним и кивая головой. Дж., устроившись рядом, по-прежнему не отпускал пальцев
Лейтона; его собственная ладонь была почти такой же морщинистой и бледной,
как у старого ученого.
Они находились в самой просторной палате госпитального отсека. Лейтон,
когда пришел его срок, наотрез отказался перебраться в госпиталь или в свой
лондонский особняк; он заявил решительно и твердо, что умрет там, где провел
большую часть своей жизни. В сущности говоря, он был прав. За последние годы
медицинская часть его научного центра значительно расширилась, пополнившись
и самым совершенным оборудованием, и превосходными врачами. Вряд ли Лейтон
получил бы лучший уход в какой-нибудь клинике для привилегированных,
фактически он даже не был болен, он был просто стар, и его изношенное сердце
могло остановиться в любой момент.
Блейд покосился на дверь, у которой стоял его стул. За ней была
обширная комната, что-то вроде холла, и коридор, куда выходили двери
операционной и кабинетов врачей; один из них принадлежал Смити, нейрохирургу
и отличному медику, находившемуся всю последнюю неделю при Лейтоне почти
неотлучно. В



Назад