7cf3d36c

Лэрд Дж - Лотосы Юга (Третье Айденское Странствие)



Дж.Лэрд
Лотосы Юга
ТРЕТЬЕ АЙДЕНСКОЕ СТРАНСТВИЕ
Глава 1. ВЕСТЬ
Ричард Блейд расположился на скамье под огромным деревом с
голубовато-зелеными листьями, полируя древко своего нового франа.
Пирамидальный гигант, в тени которого сидел странник, назывался точно так
же, как и его оружие. Минул почти год с тех пор, как он в последний раз
видел деревья фран - то было в Хайре, в Батре, городище друга Ильтара.
Случалось, Батра снилась ему по ночам - неглубокая котловина с прозрачным
озером посередине, переброшенный над быстрой речкой мост, цветущие сады,
мощеный гранитными плитами двор, ровный срез скалы с темнеющими ярусами окон
и литая бронзовая дверь внизу... Иногда приходили другие сны, в которых ему
грезились то величественные стены замка бар Ригонов на западной окраине
Тагры, то южные степи и Великое Болото, то палуба "Катрейи" и ее изящный
корпус, объятый огнем, то плавные очертания холмов Гартора. Кошмарные
видения скалы Ай-Рит с ее душными пещерами больше не мучили его, и Блейд не
уставал благодарить за это Семь Священных Ветров Хайры. Он почти забыл, как
выглядит страшная физиономия Бура.
Странно, но о Земле его сны напоминали редко, хотя еще в море, с месяц
назад, он получил очередную весточку из дома. Иногда Блейду казалось, что он
и в самом деле родился на Айдене и прожил здесь двадцать пять лет, с
младенчества до зрелости. Это было абсолютно верно - в том, что касалось
его плоти, его молодого тела, столь бесцеремонно позаимствованного у Арраха
Эльса бар Ригона. Рахи умер, чтобы Ричард Блейд мог жить в этом мире, и
сейчас даже то, что пришелец видел в зеркале, не напоминало о юном айденском
нобиле. Скорее это было отражением молодого Ричарда - такого, каким он в
незабвенном пятьдесят девятом году впервые перешагнул порог мрачноватого
викторианского здания на Барт Лэйн, где тогда располагался отдел МИ6.
По беспристрастному галактическому хронометру с тех пор миновал
ничтожный отрезок времени, всего три десятилетия; но это мгновение в океане
вечности вместило всю жизнь и карьеру разведчика Ричарда Блейда. Вероятно,
за такой срок он стал мудрее; может быть, совершил великие подвиги;
Вселенной это было безразлично. Теперь, в конце пути, он пришел в Айден, и
дороги его завершились здесь, на скамейке под исполинским деревом.
Зачем он сделал себе второй фран? Первый, подаренный Ильтаром, верно
служил ему в долгих странствиях от северной Хайры до южных пределов и сейчас
стоял в углу кабинета в его доме - как напоминание о тысячах пройденных
миль и десятках сражений. Скорее всего, он занимался этим из-за
неосознанного чувства протеста; его раздражало, что боевое оружие северных
всадников украшает ковер в комнате женщины. Он выпросил клинок у Састи и
принялся мастерить рукоять, ибо древнее, превосходной ковки лезвие было
лишено древка. Занимаясь этой неспешной работой, Блейд вспоминал слова друга
Ильтара: лишь тот, кто сам изготовил рукоять своего франа, может называться
хайритом. Значит, он должен закончить это дело; в мире Айдена он был
хайритом - и никем иным.
Правда, он сомневался, что строгие северные мастера зачли бы его труд
как экзамен на зрелость. Не сами результаты - древко он отполировал
великолепно - а именно рабочий процесс. Франное дерево обладало
исключительно твердой древесиной, и рукоятку оружия, изготовленную из его
прямой длинной ветви, никто не мог перерубить ни топором, ни мечом. Для
юного хайрита работа над древком являлась подвигом терпения, свидетельством
воинской выде



Назад