7cf3d36c

Лэниган Кэтрин - Все Или Ничего



ВСЕ ИЛИ НИЧЕГО
Кэтрин ЛЭНИГАН
Анонс
Фоторепортер Морин Макдональд отправилась в Техас на ранчо, доставшееся ей по наследству, полная решимости покорить этот суровый и дикий край. Она не боялась опасностей, но не могла предположить, сколь ожесточенной окажется борьба за ее сердце, разгоревшаяся между двумя отважными мужчинами - Брендоном Уильямсом, миллионером-нефтепромышленником, готовым пожертвовать всем ради любви, и Александром Котреллом, человеком, не останавливающимся ни перед чем ради достижения своей цели Морин предстояло сделать выбор - и оказаться во власти неистового чувства, способного изменить всю ее жизнь...
Глава 1
Зимбабве, Южная Африка
Сентябрь, 1985 год
Зебра вошла в кадр. Стройная блондинка вскинула правую руку, изящно приложила ко лбу тыльную сторону ладони и замерла в неподвижности. В тишине щелчок фотоаппарата прозвучал особенно громко.. Горячий ветер швырнул песок ей в глаза, но она даже не вздрогнула.

Машинально опустив руку, девушка подхватила черную кружевную юбку с блестками от Джорджио Армани и одернула рукав черно-белого шелкового пиджака.
- Черт! - пробормотала она.
Ее руки на полтора дюйма превышали среднюю длину, и у нее вечно были проблемы с рукавами. Чуть склонив голову, она посмотрела прямо в объектив и сверкнула улыбкой ценой в миллион долларов.
- Фантастика! - воскликнула Морин и присела на корточки, выбирая новый ракурс. - А теперь отступи-ка на шаг.
Вот так. Я хочу, чтобы зебра вошла целиком...
- Какая зебра? - спросила Битей, не меняя позы. За эту работу ей платили больше ста тысяч долларов, и она считала, что такие деньги требуют профессиональной отдачи.
- Та, которая принесет тебе славу.
Битей просияла:
- Ты думаешь?
- Я знаю, - твердо заявила Морян, поднимаясь и опуская фотоаппарат - тот повис на кожаном ремне, перекинутом через шею. Этот жест знали все - от костюмерши до гида. Он означал "на сегодня съемки окончены".
И тут же все задвигались, заговорили, зашумели. Две другие модели, Верона и Салли Мартин, работали для "Ультра вумен" впервые. Обе подавали большие надежды и, несмотря на молодость, уже зарекомендовали себя как топ-модели.

Но чтобы таких неопытных девушек пригласили сниматься у Морин Макдональд - было просто неслыханно. Да к тому же, что было им особенно приятно, их выбрала сама Морин.
Боясь упустить удачу, они безропотно делали все, что им говорили, и только оставшись наедине, жаловались на всяческие неудобства, жаркие африканские дни и холодные ночи.
У Вероны была надменная внешность аристократки с востока: тонкие черты лица, светло-каштановые волосы собраны в пучок на затылке. Салли же выглядела так, словно только вчера приехала с пшеничных полей Канзаса: длинные золотисто-медовые волосы, по-деревенски румяное веснушчатое личико. Вообще-то она была родом из города Лейк-Форест, штат Иллинойс, но казалась юной невинной селянкой.
Морин сама уложила фотоаппарат и линзы. Никто не смел прикасаться к ее оборудованию, ибо она относилась к нему с почти суеверным трепетом и все это знали. У нее были две "Минолты", два "Никона" и любимый "Хассельблад" с цейсовскими линзами - подарок, который сделал ей дядя Мак, когда она только устроилась на работу в "Ультра вумен".
Она как раз закрыла кофр, когда к ней подошли Салли и Верона.
- Мисс Макдональд...
Морин подняла голову, и в глаза ей ударило ослепительно-оранжевое закатное солнце. Салли встала так, чтобы тень от нее падала на лицо Морин.
- Да?
- Как вы думаете.., сегодня хорошо получилось?
Морин улыбнулась:
- Что,



Назад